Мягкая сила гуманитарной дипломатии

12/12/17 20:02

Мягкая сила гуманитарной дипломатии

С чем Приднестровье завершает переговорный сезон 2017 года?
1 / 1

Ноябрьские молдо-приднестровские соглашения по гуманитарным проблемам вызвали неоднозначную реакцию. Общественность, эксперты и политики поспешили по-разному интерпретировать эти договоренности, сдвинувшие с мертвой точки работу над конфликтными вопросами, десятилетиями обострявшими и без того непростые отношения Тирасполя и Кишинева. Спектр оценок варьировался от «тактических побед» и «признаков будущего прорыва в отношениях сторон» до «сдачи интересов» и «скорого обсуждения политических вопросов по статусу Приднестровья».

Однако для того чтобы прийти к пониманию событий и объективно воспринять суть вещей, необходимо найти ответы на системные вопросы. Какие плюсы кроются в этих соглашениях для Приднестровья? Какие возможности они открывают нашей республике? Пришлось ли пожертвовать для этого какими-то фигурами на тактико-стратегическом поле переговорного процесса? А если пришлось, то какими?

При этом необходимо помнить, что проблемы в отношениях между Тирасполем и Кишиневом накапливались годами в период холодной фазы конфликта и стали следствием жесткого противостояния Приднестровья и Молдовы. И чем острее становилось противостояние, тем глубже прорастали корни этих проблем, что создавало дополнительные сложности гражданам обеих стран.

Более того, они довольно быстро превращались из предмета переговоров в средство давления и орудие дипломатических дуэлей. Например, тему школ с преподаванием на латинской графике Кишинев всегда считал слабым местом Приднестровья и не упускал возможности всякий раз это использовать, совершенно не заботясь о детях, которые там учатся. Или вопрос с арендой земли в Дубоссарском районе молдавскими фермерами: власти РМ много лет пытались добиться признания этих земель частной собственностью своих резидентов и тем самым переиграть Приднестровье на его же поле.  

Следует также иметь в виду, что достигнутые соглашения стали результатом большой работы внешнеполитического ведомства ПМР, компромиссной позицией обеих сторон и, как утверждают информированные эксперты, «влияния международных факторов», без которых не обходится ни одно значимое событие в молдо-приднестровских отношениях. 

Вспомним, как в прошлом году гражданские активисты РМ  чертили «красные линии», призывая свое правительство вообще не вести с Приднестровьем какие-либо переговоры, которые, по их мнению, ведут лишь к уступкам Приднестровью. Судя по тому, как Кишинев игнорировал взятые на себя обязательства по решению гуманитарных проблем, обозначенных в Берлинском протоколе, посыл «гражданского общества» был принят молдавскими властями как руководство к действию.

Обход с фланга

Еще летом этого года переговорный процесс на международной площадке «Постоянного совещания…» находился в ступоре.

ОБСЕ, на которую возложена задача созывать встречи в формате «5+2», фактически самоустранилась, мотивируя отсутствием результатов в переговорах между Тирасполем и Кишинёвом. Однако уже в ноябре открывается мост через Днестр, а также подписываются соглашения по проблемам, которые ранее всегда направляли переговоры по замкнутому кругу.

Как правило, на предложения Приднестровья по участию автотранспорта ПМР в международном движении, признанию дипломов ПГУ, проблемам телекоммуникации и политически мотивированным уголовным делам Молдова отвечала темой доступа своих резидентов на земельные участки в Дубоссарском районе и некой дискриминацией школ с преподаванием на латинской графике в Приднестровье. 

В итоге стороны уже не один год топтались на месте, что, по сути, было выгодно властям РМ. Они использовали отсутствие результатов в переговорах для того, чтобы: а) усиливать давление на Приднестровье, генерируя новые проблемы, например, установив совместный с Украиной таможенный пост на приднестровской границе; б) обвинять Тирасполь в недоговороспособности, стремясь дискредитировать его международно признанный статус стороны в переговорном процессе; в) избегать выполнения раннее взятых на себя обязательств.

Однако осенью мы наблюдаем неожиданный поворот, тщательно подготовленный приднестровской стороной. Стремясь выйти из замкнутого круга и сдвинуть с мертвой точки переговорный процесс, Тирасполь сначала обращается в ООН, а затем предлагает решить проблему моста возле села Бычок. Если ранее с этим вопросом связывали тему участия приднестровских автомобилей в международном движении, то на этот раз приднестровская сторона настаивает на неиспользовании объекта в военных целях, с чем до сих пор не соглашался Кишинёв.

Не успели еще высохнуть чернила на соглашении об открытии моста, как дипломаты снова становятся главными ньюсмейкерами, подписав  целый комплекс документов по гуманитарным проблемам.

Поле битвы – земля

В земельном вопросе стороны вернулись к соглашению 2006 года, по которому резиденты РМ обязались оформлять документы в приднестровских госорганах для получения права обрабатывать земельные участки. До этого Кишинев настаивал на признании за своими держателями земель права частной собственности, тогда как Тирасполь предлагал провести комплексный аудит в отношении этих участков на предмет нарушения положений «Механизма 2006 года», а также действующего законодательства Приднестровья.

В итоге частную собственность ПМР так и не признала, а молдавские резиденты обязаны предоставить весь пакет документов в государственные структуры Приднестровья, которые после детального изучения примут решение о возможности возделывания того или иного участка.

Более того, отсутствие подвижек в проблеме политически мотивированных уголовных дел молдавская сторона увязывала с решением по вопросам земельных участков в Дубоссарском районе. Большинство таких дел заведено на приднестровских должностных лиц, якобы «препятствовавших доступу» молдавских резидентов к этим землям. По факту наши чиновники действовали согласно приднестровскому законодательству и принимали меры, фиксируя те или иные нарушения фермеров, работавших нелегально на нашей территории.

Иными словами, соглашение по земельным участкам разбирает частокол, за которым прятались молдавские дипломаты, на пути решения проблемы политически мотивированных уголовных дел. 

«Посольства румынского языка»

Именно так называют расположенные на территории ПМР молдавские школы с преподаванием на латинской графике их директора. Для Кишинева они одновременно и  политический символ, и инструмент политической игры. РМ активно использует их для обвинения Приднестровья в дискриминации, мотивируя высокими тарифами на аренду и коммунальные услуги, а также некими мнимыми препятствиями в работе этих учебных заведений.  

Теперь соглашение по школам нейтрализует одну из чувствительных точек переговорного процесса. Тем самым молдавская сторона лишается возможности в дальнейшем «ковырять» тему дискриминации. Наоборот, сейчас уже представители Тирасполя будут иметь основания спрашивать, когда Кишинёв выполнит, наконец, рекомендации ОБСЕ по легализации этих образовательных убеждений в Приднестровье.

на фото: политпредставители от Приднестровья и Молдовы Виталий Игнатьев и Георгий Бэлан подписали договоренности об урегулировании проблем в области образования, связи, а также сельского хозяйства

Признание вуза

Апостилирование диплома Приднестровского госуниверситета, над которым наши дипломаты бились уже не один год, откроет новые возможности аспирантам и выпускникам, которые хотят продолжить образование в странах дальнего зарубежья. Молдова, по сути, признает ведущий вуз Приднестровья, хотя до сих пор демонстративно делался акцент на том, что в Кишинёве существует Тираспольский педагогический институт в эмиграции. Многим выпускникам ПГУ, желающим нострифицировать наш диплом в Молдове, предлагали обменять его на государственный документ молдавского образца, пересдав соответствующую разницу и заплатив за экзамены круглую сумму. Теперь такой дискриминационный подход уйдет в историю.  

Два информационных пространства

Соглашение по телекоммуникации, в свою очередь, позволяет операторам из ПМР и Молдовы приступить к выработке механизма урегулирования проблемы со связью – мобильной, стационарной и интернет. Если у них получится, две телекомуникационные системы – молдавская и приднестровская –  смогут взаимодействовать напрямую, без посредников, что удешевит телефонные переговоры между абонентами из Приднестровья и Молдовы. Более того, можно прогнозировать, что с развитием технологии LTE, которая активно внедряется в обеих странах, абоненты приднестровского оператора смогут пользоваться мобильной связью не только на Украине, но и в самой Молдове, а также во многих странах мира.

Вышли на оперативный простор

И еще один момент. Ноябрьские соглашения стали прологом к международной встрече участников «Постоянного совещания…» в Вене, где был подписан выгодный для Приднестровья документ, фактически реанимирующий главные тезисы Берлинского протокола, который был перечёркнут в 2016 году «красными линиями» так называемого молдавского «гражданского общества».

Стороны еще раз подтвердили обязательство выработать механизм имплементации договоренностей, который помешает Кишинёву следовать своей излюбленной тактике – договариваться, но не держать слово. Без такого механизма все подписанные соглашения могут быть проигнорированы Молдовой, которая, стоит отметить, в этот раз пошла на беспрецедентные компромиссы (по мнению некоторых экспертов, под влиянием международных партнеров).

на фото: политпредставители от Приднестровья и Молдовы Виталий Игнатьев и Георгий Бэлан, а также советник  премьер-министра РМ по вопросам безопасности Михай Годя

Защитный рефлекс

Неслучайно молдавские дипломаты поспешили заявить, что все эти «малые шаги» они предприняли с одной лишь целью – поскорее приступить к обсуждению политического статуса Приднестровья. Одновременно в СМИ просочилась информация о разработке Кишиневом «Видения» - документа о поглощении ПМР. Похоже, что эти великодержавные телодвижения партнеров с правового берега призваны нивелировать эффект от взятых на себя обязательств по решению гуманитарных вопросов и носят исключительно предвыборный характер. Ведь сегодня кому как не молдавским политикам не знать, что РМ с деградирующей государственной системой и расколотым обществом не способна потянуть проект так называемой «реинтеграции», который с каждым годом становится всё более эфемерным.

Николай Сырбу.

 

Также в рубрике

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.