Молдо-приднестровское урегулирование: получится ли у Австрии?

02/02/17 19:16

Молдо-приднестровское урегулирование: получится ли у Австрии?

Горький опыт

С момента возобновления официального переговорного процесса между Приднестровьем и Республикой Молдова в конце 2011 года в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, выступающей посредником в переговорах, сменилось несколько председательств. Среди них на треке молдо-приднестровского урегулирования весьма результативными стали Ирландия и Украина, возглавлявшие Организацию в 2012 и 2013 годах соответственно. Так, при Ирландском председательстве удалось утвердить Принципы и процедуры ведения переговоров в формате «Постоянного совещания…» («5+2») и запустить ритмичную работу возобновленного переговорного процесса. Были достигнуты и некоторые результаты в социально-экономической плоскости, в частности стороны переговоров активизировали работу по урегулированию вопросов в области образования, грузовых автомобильных перевозок, телекоммуникаций и банковского взаимодействия.

В 2013 году в период председательства в ОБСЕ Украины, оказавшегося вполне успешным, Приднестровье и Молдова вплотную приблизились к урегулированию вопроса об участии приднестровского автотранспорта в международных грузовых перевозках, хотя впоследствии его разрешение на финальном этапе было заблокировано Кишиневом. Стороны также существенно продвинулись вперед в разрешении проблем политически мотивированных уголовных дел, а также свободы передвижения приднестровских граждан. Были достигнуты договоренности по вопросам демонтажа аварийной канатной дороги через реку Днестр и реконструкции очистных сооружений в городах Дубоссары и Криуляны, а также по широкому кругу вопросов в области экологии.

Результативность работы Швейцарско-Сербского и Сербского председательства в 2014-2015 годах в переговорном процессе между Приднестровьем и Молдовой получила со стороны экспертов самые разные оценки и в целом оставляла желать лучшего. В этой связи ожидания от Председательства в ОБСЕ Германии в 2016 году были весьма высоки: Германия не только является объективно более весомым дипломатическим игроком, но также сохраняет лидерство в Европейском союзе и закономерно претендует на статус значимого геополитического игрока. Неудачи Сербии, таким образом, резонно рассматривались в качестве некоего дополнительного стимула для Берлина, благоприятного фона для энергичной работы Германии в ОБСЕ.

В какой-то степени Германскому председательству удалось оправдать ожидания – немецкой дипломатии удалось «перезапустить» переговорный процесс между Приднестровьем и Республикой Молдова на уровне «Постоянного совещания…» в формате «5+2» после двухлетней паузы. По итогам раунда переговоров в столице ФРГ стороны даже подписали дорожную карту урегулирования некоторых застарелых проблем социально-экономического и гуманитарного характера. Документ, известный в экспертной среде как «Берлинский протокол», содержал перечень острых вопросов, концептуальные «рецепты» их урегулирования и конкретные сроки выполнения данной работы.  Вместе с тем этот первый успех Германии неожиданно стал последним. Во второй половине года работа всех переговорных площадок была де-факто заблокирована Кишиневом – последний устами «гражданского общества» создал легенду о том, что на Молдову в переговорах давят и под таким предлогом прозрачно намекнул, что до 2017 года ничего обсуждать с Приднестровьем не намерен. Именно поэтому, несмотря на многократные предложения ПМР провести хотя бы еще одно заседание «Постоянного совещания…» в формате «5+2» и наличие целого набора готовых проектов документов, разработанных Приднестровьем, Германия – несмотря на свои амбиции и политический вес – сократила активность на приднестровском направлении и «по-английски» покинула переговорный процесс осенью 2016 года.

В текущем году председательство в ОБСЕ перешло к Австрии, МИД которой, видимо, принимая во внимание неоднозначный опыт работы в переговорах соседней Германии, тянуть с «погружением» в работу не стал. Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ Вольф Дитрих Хайм уже 18 января был в Кишиневе, а 19-го приехал в столицу Приднестровья, где провел встречи с президентом, председателем Верховного Совета и главой МИД ПМР. Дальше интереснее: в ходе встреч с руководством республики австрийский дипломат выразил мнение, что в 2017 году удастся организовать «более чем одну» (недвусмысленный «привет» Германии) встречу в формате «5+2» и даже анонсировал визит в Молдову и Приднестровье в начале февраля самого действующего председателя ОБСЕ - министра иностранных дел Австрии Себастьяна Курца.

Предпосылки успеха

Судя по всему, Вене нацеленности на активную работу в ОБСЕ не занимать, но, как показывает многолетняя история переговоров Приднестровья и Молдовы, одних лишь намерений для успеха в этом случае недостаточно, и именно поэтому на вопрос: «Получится ли у Австрии?» – вряд ли сегодня можно ответить однозначно. Тем не менее, некоторые обстоятельства, о которых пойдет речь ниже, позволяют рассчитывать на возможные успехи Австрийского председательства.

Во-первых, не секрет, что австрийская дипломатия давно держит руку на пульсе процесса молдо-приднестровского урегулирования. Австрия председательствовала в ОБСЕ в юбилейном для Организации 2000-м году. Тогда в итоговом докладе действующего председателя отмечалось, что «в урегулировании проблемы Приднестровья не достигнуто никакого прогресса», выражалось сожаление в связи с присутствием в Приднестровье войск Российской Федерации – такой дискурс в целом соответствовал духу времени. С тех пор Вена неоднократно предоставляла площадку для проведения переговоров в формате «5+2» и специальных консультаций в рамках международного диалога по урегулированию конфликта. В свое время, в уже далеком 2008 году, здесь же проходили и переговоры по статусу Косово, кроме того, Австрия непосредственно прилагала усилия для урегулирования ряда практических проблем в отношениях Белграда и Приштины.

Во-вторых, Австрийская Республика явно не упустит шанса «обойти» Германию по результативности работы в ОБСЕ – некий исторический дух соревнования Берлина и Вены вполне закономерно может отразиться и на уровне переговорного процесса.

В-третьих, следует вспомнить, что в 2016 году многие эксперты предрекали возможные попытки Германии и России наладить каналы коммуникации, которые могли бы в будущем обеспечить планомерную нормализацию российско-европейских отношений. Предполагалось, что стартовой площадкой для этого процесса могло бы стать именно молдо-приднестровское урегулирование, где определенная синергия усилий дипломатических ведомств России и Германии в конечном итоге сделала возможным проведение первого за два года заседания в формате «5+2». Насколько РФ и ФРГ сумели сблизить позиции – вопрос открытый, однако факт в том, что поиск путей оздоровления отношений Москвы и Брюсселя все еще продолжается, и Австрия, очевидно, не преминет внести в этот процесс свой вклад.

Роль личности

Действующий председатель ОБСЕ Себастьян Курц – глава МИД Астрии и самый молодой министр иностранных дел Европы (по некоторым данным – и всего мира) ранее говорил о необходимости «поменять тренд» в отношениях с Россией и важности прагматичного диалога между Европейским союзом и Евразийским Экономическим Союзом. Австрийский дипломат также высказывался о важной роли, которую Москва может играть в урегулировании региональных конфликтов, и о целесообразности смягчения санкций в отношении России, правда повторял при этом общеевропейский тезис о том, что вопрос прямо определяется выполнением Россией «Минских договоренностей», а пересмотр санкций «за Крым» и вовсе в обозримой перспективе не планируется.

Риторика господина Курца, которому в 2017 году предстоит заниматься и переговорным процессом по молдо-приднестровскому урегулированию, представляется весьма прагматичной – с одной стороны, в целом «европейской», с другой – демонстрирующей готовность искать новые подходы в отношениях с РФ. Так, в ходе визита на Донбасс в начале года Себастьян Курц раскритиковал идею о создании в регионе конфликта полицейской миссии ОБСЕ, поддержав в данном вопросе позицию России.

Таким образом, четвертое обстоятельство, способное обеспечить Австрийскому председательству определенный успех в активизации переговоров Приднестровья и Республики Молдова, относится именно к характеру внешней политики Вены в последние годы.

Себастьян Курц не является кадровым дипломатом и пришел во внешнюю политику из политики внутренней, в которой в рядах Австрийской народной партии активно участвовал с 17 лет. Очевидно, что в условиях отсутствия опыта профессиональной дипломатической работы, а также определенных критических настроений в отношении своего возраста господин Курц умело актуализировал себя именно через политическую деятельность на посту главы МИД.

Портфель министра иностранных дел по его собственной инициативе был дополнен вопросами социальной интеграции – несомненная политическая составляющая, актуальность которой в современной Европе постоянно растет. Кроме того, Себастьян Курц – один из немногих в Европе, кто на столь высоком посту занял весьма жесткую и оппозиционную к общеевропейской позицию по вопросам беженцев с Ближнего Востока. По меркам Европейского союза в этой сфере Курц позволил себе неслыханные вольности, например: установил четкую «квоту» на прием беженцев в 2016 году, выступил за укрепление границ Европы, заявил о необходимости возвращать беженцев в родные страны и высоко оценил жесткие, но действенные австралийские методы борьбы с нелегальной миграцией – там, напомним, переселенцы, прибывшие на континент нелегально, как минимум, навсегда теряют возможность снова попасть в Австралию даже на законных основаниях. В конце концов, глава австрийской дипломатии вслух сказал то, о чем в Европе принято молчать, а именно, что только треть мигрантов с Ближнего Востока являются вынужденными переселенцами и только часть из них – сирийские беженцы.

***

Надо ли говорить, что подобная позиция австрийского МИД – а еще и на фоне публичной поддержки Курцем действий Венгрии по закрытию своих границ – являет собой демонстративную обструкцию миграционной политики Германии и самого ЕС? Вряд ли такой волюнтаризм главы внешнеполитического ведомства Австрии является необдуманным, с высокой долей вероятности это холодный политический расчет. По факту миграционная политика Ангелы Меркель в Европе критикуется давно и весьма жестко, поэтому действия и заявления Курца на этом направлении находят хоть и не всегда публичную, но широкую поддержку как у австрийской, так и в целом европейской общественности.

В этом смысле внешняя политика Австрии последних лет – это именно политика, в которой реальные показательные действия превалируют над дипломатическим «политесом». Транслируя данное обстоятельство на переговорный процесс между Приднестровьем и Республикой Молдова, можно предположить, что аналогичных осязаемых результатов Австрийское Председательство будет ожидать и здесь. И в таком случае не обязательно, что аргументы, традиционно используемые Молдовой для уклонения от диалога с Приднестровьем, будут убедительными для австрийской стороны. Кроме того, на столе переговоров находится целый ряд проработанных предложений Приднестровья, для реализации которых нужна лишь политическая воля Кишинева, например, проекты решений в области железной дороги, образования и автотранспорта. Высока вероятность, что Австрийское председательство не упустит шанс довести решение данных вопросов до логического конца, тем более, что реальных причин для блокирования работы над этими договоренностями фактически нет.

Все перечисленное не является гарантией того, что у Австрии получится – тем не менее, предпосылки для этого есть.

Дмитрий Васильев специально для ИА «Новости Приднестровья»

 
Подпишитесь на нашу страницу в FB, чтобы быть в курсе событий в ПМР и мире

 

 

Также в рубрике

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.