Война после Победы. История танкиста из Тирасполя Ивана Николаева

05/04/22 14:00

Война после Победы. История танкиста из Тирасполя Ивана Николаева

Ветеран рассказал, как из без пяти минут лётчика стал танкистом, почему опасности поджидают солдата не только в бою и как проходила война с Японией
1 / 1

Тирасполь, 5 апреля. /Новости Приднестровья/. Ветеран Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды Иван Васильевич Николаев рассказал «Новостям Приднестровья», как из без пяти минут лётчика стал танкистом, почему опасности поджидают солдата далеко не только в бою и как проходила война с Японией.

«Призвали меня в июле 44-го, но на самом деле моя служба началась на год раньше. Я ведь неоднократно ходил в Военкомат, просился на фронт. Мне отказывали: мол, мал ещё. А тут к нам из Москвы в Красную Пресню – это в Мордовии - приехал лётчик Иван Печенюк. Тёзка, в общем.

Его родители были у нас в районе в эвакуации. Ну мы поболтали, он говорит: «Ну раз тебя в армию не берут, поехали со мной. Родители согласны?». Ну думаю: мать будет против, не отпустит. Поэтому ей ничего не сказали, предупредили только отца и уехали на аэродром Тушино в Подмосковье. Там Иван Печенюк научил меня, как заряжать пушку, пулемёт, как заправлять самолёт горючим. Я помогал подготовиться к вылету, выкатить самолёт из ангара, загнать обратно в ангар.

Хотел стать лётчиком, а попал в танкисты

Иван летал в качестве сопровождающего с генералами, командующим. Охранял их на случай атаки. И вот как-то после очередного вылета назад он не вернулся. Что с ним случилось, никто не в курсе. Сбили, наверное. Я тосковать стал сильно, плакал по ночам. Ну ребята это заметили и решили направить меня учиться. Говорят: езжай в Вольск, там есть два училища, лётное и техническое. Если в лётчики забракуют, пойдёшь в механики. Подготовили соответствующие бумаги. А ехать надо было с пересадкой через станцию, где родители живут. Я и решил заскочить домой на несколько дней. Приехал, а мать рассказывает: приходили с Военкомата, тебя искали. Говорят, если не явишься, будут считать, что ты дезертир.

Я сразу бегом в Военкомат. Показываю бумаги, что меня в училище направляют. А они:  нет, сейчас нам лётчики не нужны, командование требует танкистов. Ты, Иван, у нас тракторист, с техникой обращаться умеешь, вот и пойдёшь служить в танковые войска.

Вот так меня, наконец, и призвали.

В танковой школе я хлебнул горя. Кормили нас хуже некуда, в казармах отопления нет. Вместо коек – нары. Поэтому многие рвались поскорее бы отсюда на фронт. Нас не пускали: мол, вы ещё не обученные, экзамены не сдали. А потом раз - тревога. Собрали нас на станцию и отправили. Без всяких экзаменов.

Попал в танковый батальон. Он был что-то вроде резервного. Где какой-то прорыв, нужна помощь, нас туда и бросали. Моя должность была «Командир орудия на танке Т-34», на нём я всю войну и прошёл.

Самый сильный испуг был не в бою, а на марше

В первый раз в бой, конечно, страшно было идти. И ещё больше – непонятно. Десятки танков мчат вперёд. Все стреляют. Вот враг, ты в него целишься, рядом в него тоже целятся. Кто в итоге попал – неизвестно. Суматоха, в общем.

Но самый сильный испуг был даже не в бою, а на марше. Нужно было форсировать небольшую реку или ручей. Командир даёт команду: перед мостом поворачиваем направо (видно, мост хлипкий был) и переправляемся вброд. Ну мы так и делаем. А берег скользкий был, гусеница налетела на кочку или что-то ещё, и танк пошёл на бок и переворачивается. Я на башне тогда сидел, высунувшись. В самый последний момент успел нырнуть внутрь обратно. И застрял. Вода внутрь просачивается, потихоньку заливает. Думаю: «Сейчас захлебнусь!». Кричу ребятам, они меня вытянули наружу через люк механика. Стоим, меня трясёт всего, в себя прийти не могу.

А когда нас привезли на место, подходит командир дивизии и говорит: «Николаев, да ты в рубашке родился. Мне уже доложили, что ты погиб. А ты живой!». А потом оказалось, что это не про меня докладывали. Тогда ещё один танк перевернулся. Там командир так же, как я, сидел на башне, и его раздавило.

С японцами воевать было легче

9 мая - День Победы я встречал в эшелоне. Правда, я тогда ещё не знал, что мы победили. Нас вместе с танками секретно по железной дороге перебрасывали на Дальний Восток. Начиналась война с Японией. Ехали по ночам, а днём эшелоны в тупике стоят, чтобы не узнал никто, что войска перебрасывают.  

С японцами воевать легче было, чем с немцами. Мне кажется, с нашей стороны организация была лучше. Всё заранее распланировали, мирное население с приграничных территорий эвакуировали. Хорошо подготовились, в отличие от 41-го года.

После войны продолжал служить в танковых войсках. Когда уже подходил срок демобилизации, командир позвал к себе. Сказал, что меня и ещё нескольких ребят отправляют учиться на офицера. Вот так я и стал лейтенантом. Прошёл путь от командира взвода до командующего отдельным танковым батальоном. Служил в ГДР, Чехословакии, Египте и Сирии.

Знаете, я считаю - хорошо, что я попал в армию. Армия меня воспитала, научила, что значит быть мужчиной. Может быть, я прожил 92 года потому, что прошёл армейскую школу.

Про отношение к 9 мая: Это гордость. Это гордость великой страны за то, что одержали Победу. За наш народ! Ведь Победу ковал не я один и не одна армия. Тот же колхозник, тракторист, кухарка – все они внесли свой вклад в Победу. Кормили солдат, одевали, обували, снаряжали боеприпасами. Победу одержал весь народ нашей великой Родины!»

Беседовал Алексей Ковалёв

 

Также в рубрике

22/02/24 18:34
Жители населённых пунктов республики обратились с вопросами, касающимися коммунальных платежей, ремонта тротуаров и не только
22/02/24 17:04
Его президентом избран гендиректор ММЗ Сергей Корнев
22/02/24 14:39
Президент подписал изменения в Закон «О безопасности дорожного движения»
22/02/24 14:29
Тирасполь, 22 февраля. /Новости Приднестровья/. Президент ПМР Вадим Красносельский сегодня подписал указ об утверждении атамана Черноморского казачьего войска.